Поиск по этому блогу

К югу от Ашкелона – к северу от Газы: несколько штрихов к собирательному портрету израильского "оккупанта"


Вся жизнь Яира Фарджуна связана с Негевом: родился и вырос в мошаве Брехия, основанном в 1950 году выходцами из Туниса. После женитьбы перебрался в поселок  Ницан, там родились и выросли пятеро его детей.


С 2007 года Яир руководит региональным советом Хоф Ашкелон, территория которого раскинулась на площади 170.000 дунамов к югу от Ашкелона и упирается в границу с сектором Газа.

Всего несколько лет назад дорожные указатели на шоссе, ведущем в кибуц Яд Мордехай и мошав Нетив а-Асара,  отсчитывали километраж до Газы: 13 км, 7 км, 3 км…


Проехав Нетив а-Асара и миновав КПП Эрез, можно было минут за 10 добраться до живописного поселка Элей Синай и даже не почувствовать, что ты находишься на "оккупированной" - освобожденной в Шестидневную войну территории. 



 
После "размежевания", когда Гуш-Катиф был принесен в жертву то ли грядущему миру, то ли новой столетней войне, указатели с надписью "Газа" стыдливо убрали. На тех, которые заменить не успели, название "столицы" Хамастана замалевали белой краской.  


Впрочем, Газа ворвалась в повседневную жизнь аграриев и горожан настолько дерзко и властно, что словосочетание "Хоф Ашкелон" практически не сходит с новостной ленты. Начинаются лаконичные сообщения с одной и той же фразы: "Ракета, выпущенная из сектора Газа, взорвалась…" (чтобы дезориентировать противника, точное место взрыва в последние годы не указывают). Финал клишированного сообщения зависит от последствий: если грохнуло в поле и фермеров там не оказалось, – значит, никто не пострадал. А если кто-то был ранен или (не приведи Господь) убит – заголовок станет главным и будет повторен в вечернем выпуске теленовостей. 
Представляю, какая шумиха поднялась бы в мире, если бы ракета взорвалась где-нибудь в Манчестере, в предместьях Нью-Йорка или на французской Ривьере. Не думаю, что дикторы BBC или CNN передали бы сообщение об этом таким же будничным тоном, как рассказывают миру о том, что Израиль снова, в который уж раз, повинен в срыве переговоров с палестинцами, а причиной их краха стало решение построить пару сот новых квартир в столичном квартале Гило. 


Поселки регионального совета Хоф Ашкелон расположены в часе езды от Тель-Авива, но по меркам "просвещенной" международной общественности это расстояние приравнивается к тысяче световых лет. 
От Брехии до Голан


- Вот мошав, в котором я родился и вырос: Брехия! – говорит Яир Фарджун. 


Ощущение такое, что "машина времени" вернула меня в 60-е годы прошлого века: скромные дома под черепичными крышами на фоне пасторального пейзажа. 
- История нашего поселка – это песня, могу рассказывать ее сутками напролет, - улыбается Фарджун.  


Трудно поверить, но факт: треть жителей Брехии - из сословия коэнов. 


- Каким чудом в одном отдельно взятом поселке столько потомков иудейских священнослужителей? – недоумеваю я. 


- Вначале вдумайтесь в название: Брехия – это благословение Всевышнего, - объясняет Яир Фарджун. – В 1950 году мошав основали репатрианты из Туниса, в том числе мои родители, строжайше придерживавшиеся еврейской традиции. Для них сама возможность добраться до Эрец Исраэль была чудом - благословением, ниспосланным свыше! 
…Яир Фарджун родился в 1953 году в большой дружной семье - у него 12 братьев и сестер. После призыва в армию Яир настоял, чтобы его взяли в подразделение парашютистов-десантников.  


6 октября 1973 года - в Судный день, ставший первым днем самой кровопролитной в истории Израиля войны,  Яир с шестнадцатью бойцами-парашютистами получил приказ прорвать на холме Тель-Саки в южной части Голанских высот кольцо вражеского окружения, в которое попали бойцы 50-го батальона 35-й дивизии, где он служил. 


Поначалу в бункере на холме находились 5 наших бойцов, которым удалось пробиться туда на бронетранспортере. С наступлением ночи к Тель-Саки приблизились шесть израильских танков, в которых, кроме танкистов, находились парашютисты, в их числе Яир. Однако стоило бойцам пробраться на холм, как на рассвете 7 октября их со всех сторон окружили сирийские танки, БТР и подразделения пехоты. Завязался ожесточенный бой. 14 товарищей Фарджуна были убиты. Яира тяжелейше ранило. Двое суток  пролежал он на склоне холма, истекая кровью. Единственное воспоминание: нестерпимая жажда, мучившая его в те редкие минуты, когда он приходил в сознание.   


35 солдат и офицеров погибли в боях на холме Тель-Саки. Еще 26-ти бойцам, со всех сторон окруженным  врагом (многие, подобно Яиру, были ранены),  удалось остаться в живых только благодаря тому, что лежали они на минном поле, окружающем бункер. После того как на минах подорвались несколько сирийских  танков советского производства, попытки врага взять высоту Тель-Саки были приостановлены.   


Лишь 8 октября окружение прорвали воины-резервисты 288-го патрульного батальона 146-й танковой дивизии под командованием бригадного генерала Моше (Мусы) Пеледа. Вместе с другими тяжелоранеными Яир был доставлен в госпиталь. 


…После окончания Войны Судного дня атмосфера в стране резко изменилась: на смену эйфории, вызванной победой в Шестидневной войне, пришло разочарование и боль чудовищных, беспрецедентных, невообразимых потерь. Чтобы разобраться, по каким причинам враг застал армию врасплох, была сформирована следственная комиссия Аграната. 


В апреле 1974 года офицер-резервист Моти Ашкенази объявил бессрочную голодовку с требованием отставки премьер-министра Голды Меир и министра обороны Моше Даяна. Тем временем офицер-десантник Яир Фарджун избрал совершенно иной способ исцеления от ран – телесных и душевных. Яир ощущал: бездействие равноценно предательству. Он должен, он просто обязан "совершить поступок". Полем деятельности избрал военно-патриотическое воспитание подростков на периферии, в родном поселке Брехия и близлежащих кибуцах и мошавах. И пока неистовый Ашкенази готовил почву для создания движения "Шалом ахшав", харизматичный Фарджун возил группы старшеклассников по местам самых тяжелых, самых ожесточенных боев.


Свою миссию Яир  выполнял с такой пронзительной, искренней, всепоглощающей  любовью к Стране, что подавляющее большинство ребят, с которыми он работал, впоследствии пошли по стопам своего наставника и были призваны в боевые части ЦАХАЛа.  Ведь если в дни Войны Судного дня мы совершили просчеты – значит, нужно достойно  подготовиться к тому, чтобы не повторить их в будущих войнах, а они  неизбежны, считал Фарджун.
Начав работать в Компании по охране природы, Яир основал в Негеве молодежный "зеленый десант", в котором объединились сотни юношей и девушек. Параллельно учился. Успешно окончил в колледже "Бейт Берл" факультет географии и истории Эрец Исраэль. В 1982 году основал в поселке Ницан полевую школу "Шикмим", директором которой проработал 25 лет.  

От Голан до Негева  


В 2007 году Яир Фарджун был избран главой регионального совета Хоф Ашкелон. К тому моменту практически все поселки, расположенные к югу от Ашкелона, стали мишенью ракетных обстрелов. 

 Кибуц Зиким
Хорошо помню, как через пару месяцев после "размежевания" прямым попаданием ракеты был разрушен коровник в кибуце Зиким, а в мошав Нетив а-Асара, основанный в 1982 году для поселенцев, "эвакуированных" из Синая, были доставлены первые бетонные убежища. 



 

Вход в убежище
Осенью 2005 года, когда Яир Фарджун был членом регионального совета Хоф Ашкелон, поселки, расположенные к югу от Ашкелона и к северу от Газы, приняли  4000 поселенцев – 48% аграриев, педагогов, медицинских работников, депортированных в рамках "размежевания" из Гуш-Катифа и северной части сектора Газа. Часть из них (назвать новоселами романтиков-первопроходцев, насильственно изгнанных из своих домов, язык не поворачивается) стали соседями Яира: на свободном участке земли в Ницане по указанию тогдашнего премьер-министра Ариэля Шарона были установлены караваны, цинично названные апологетами отступления "каравиллами".



 
По сей день ютится в таком караване семья Йосефа Емини, одного из основателей мошава Ганей Таль, стертого с лица земли в августе 2005 года.


 Йосеф Емини
- Первое, что мы предприняли после депортации, - соорудили неподалеку от Ашкелона теплицы, чтобы продолжить выращивать экологически чистые овощи, - рассказал Йосеф Емини.  – Семья у нас большая – пятеро детей. Четверо женаты – тринадцать внуков. Все дети работают со мной в тепличном хозяйстве.  


- Сколько лет вы прожили в Гуш-Катифе?


- Четверть века: с 1980-го по 2005-й год, - говорит Емини. – Родом я из Кфар-Сабы. В конце 70-х немало потомственных горожан отправились по призыву правительства в Гуш-Катиф, чтобы основать там новые поселки: нас считали патриотами и ставили другим в пример. Мы с женой были в числе основателей мошава Ганей Таль. Там родились и выросли не только наши дети, но и часть внуков.


- В августе 2005 года мошав Ганей Таль демонтировали вместе с другими поселками Гуш-Катифа. Что вы ощущали?


- В первые три года после депортации нашей семье пришлось несладко, - мрачнеет  Йосеф Емини. – Мы вселились в "каравиллу" в поселке Ницан – живем в ней по сей день. 


- Но ведь с момента "размежевания" минуло почти восемь лет… 


- Нет у нас денег на строительство дома: всю сумму компенсации, полученной от государства, мы вложили в возрождение тепличного хозяйства. 


- Не жалеете, что потратили компенсацию на хозяйство, а не на жилье?


- Сложный вопрос, но… По большому счету – нет, не жалею! Прошлым живут только слабаки – сильный человек устремлен в будущее. В Гуш-Катифе я скрупулезно отработал технологию выращивания экологически чистых овощей, которую сегодня используют мои сыновья. Когда нам выделили к югу от Ашкелона участок земли, мне бы и в голову не пришло, что мы станем мишенью ракетных обстрелов, а стрелять будут с руин тех самых поселений, в создание которых в Гуш-Катифе мы и наши единомышленники вложили всю душу и посвятили лучшие годы своей жизни. Здесь мы начали жизнь с нуля. Огромную поддержку нам оказал Яир Фарджун. Он из той же породы, что и большинство основателей Гуш-Катифа: голыми руками Яира не возьмешь. 


Долгострой эпохи постсионизма


Караванный поселок Ницан, в котором живет семейство Емини, был основан в считанные дни: незадолго до "размежевания" премьер-министр Ариэль Шарон приехал на пустующий участок к северу от Ашкелона, окинул взглядом дюны, развернул карту, стукнул кулаком по капоту служебного автомобиля и воскликнул: "Немедленно приступайте к работе, немедленно!"



 

Ницан в первый год своего существования (снимок из архива)

- На первых порах в караваны вселились 600 семей, - рассказывает  Яир Фарджун. – Никакого разрешения на застройку этого участка выдано не было – в чрезвычайной ситуации закон это позволяет. Единственное, что правительство пообещало изгнанникам, - в течение двух лет здесь начнется строительство капитальных домов. Построил дом? Значит, твой караван тут же погрузят на платформу и увезут.


Сейчас на календаре 2014 год, но большинство старых потрескавшихся рассохшихся караванов так и остались на месте.



 
- И вот почему, - объясняет Яир Фарджун. – В 2005 году, когда был осуществлен план  "размежевания", сын моих друзей, "эвакуированных" из Гуш-Катифа, служил в армии. Демобилизовался в 2006 году. Подселился к родителям: теснота жуткая. Время идет, а строительство дома не продвигается: то тендер объявили с опозданием, а то подрядчик отказался работать. Наконец, спустя 5 лет дом построен, но к этому моменту сын успел жениться. Где жить молодой паре? Единственная опция – старый родительский караван. 


Аналогичная история произошла во многих семьях изгнанников: когда родителям, наконец, удалось дождаться окончания строительства постоянного жилья, дети выросли, создали собственные семьи и… заняли "каравиллы". 
За семь с половиной лет многие караваны превратились в труху: я хорошо помню, как в первую зиму после депортации обитатели Ницана с улицы Неве Дкалим (так назывался поселок, уничтоженный в секторе Газа) рассказывали:  менее чем за год крысы прогрызли в полу и в стенах дыры… 



 

"Размежевание": конные полицейские преследуют подростков-поселенцев (снимок из архива)

Фарджун показывает новый жилой район для изгнанников – Беэр-Ганим. Строительство части домов уже завершено, но с каким скрипом, с какими  проволочками! 



 

- Долгое время оставалось неясным, каков статус земельного участка, на котором строится квартал Беэр-Ганим: то ли эту землю можно использовать только в аграрных целях, то ли здесь разрешат создать промзону и новые рабочие места, - говорит Фарджун. – Лишь недавно первые сто семей смогли вселиться в новые дома, хотя рассчитан квартал на 700 семей. Еще для 600 семей строится жилье, но как обеспечить им трудовую занятость? Где эти люди смогут работать и зарабатывать?! 



 

"Размежевание" (снимок из архива)

О человеческой трагедии депортации и последовавших за ней ураганных обстрелах именно тех населенных пунктов регионального совета Хоф Ашкелон, в которые перебрались основатели Гуш-Катифа, - ни слова. Фарджун - офицер-десантник, смотревший смерти в глаза, он был и остался хладнокровным бойцом: сейчас его задача – обеспечить изгнанников не только жильем, но и работой, и достойным заработком. 


Будет и на нашей улице праздник


Недавно Брехия, родной поселок Фарджуна, омолодилась и стала еще краше, чем прежде. 
- Министерство сельского хозяйства совместно с Поселенческим отделом Всемирной сионистской организации (ВСО) отремонтировали в мошаве дороги, тротуары, канализационные трубы и другие объекты инфраструктуры, - говорит Фарджун. – Старожилы счастливы.
По случаю завершения проекта реанимации объектов инфраструктур в Брехии министр сельского хозяйства Яир Шамир разрезал символическую ленту 


Подобно другим поселкам, ставшим тесными для своих основателей, Брехия расширяется – здесь ведется строительство домов для молодых семейных пар. 


Глава одной из молодых семей - Голан Фарджун, однофамилец Яира.
- Натан, мой отец, репатриировался в 1948 году из Туниса, а мать, Эстер – из Ливии, - рассказывает он. – Познакомились, полюбили друг друга, свадьбу сыграли. Когда  родители приехали на то место, где сейчас находится мошав Брехия, здесь не было ничего, кроме бескрайних песчаных дюн, зато сейчас!.. 


Отслужив в армии, Голан Фарджун основал в Брехии конную ферму, инструкторы которой работают с детьми-аутистами и проблемными подростками. 


- Наш старший сын Шахар служит в Спецназе дивизии "Голани", - говорит Голан Фарджун, -  средний готовится к призыву в армию и тоже пойдет в боевые части: традиция, которая передается в нашей семье из поколения в поколение.
Отсюда, из сектора Газа, террористы обстреливают ракетами населенные пункты регионального совета Хоф Ашкелон
...В конце минувшей недели ракета, выпущенная террористами из сектора Газа, взорвалась на открытой местности в одном из населенных пунктов регионального совета Шаар ха-Негев, граничащего с территорией Хоф Ашкелон. Никто не пострадал – об обстреле тут же забыли. Мировые СМИ продолжили обвинять Израиль в срыве переговоров с палестинцами, а зря! Как сообщило агентство DEBKAfile, 22 мая в столице Катара - Дохе глава политбюро ХАМАСа Халед Машаль провел тайную встречу с заместителем министра иностранных дел Ирана Хосейном Амир-Абдоллахьяном. Стороны достигли договоренности, что объем иранской финансовой помощи ХАМАСу составит 200 миллионов долларов в год. Иран обязался также продолжить оказывать ХАМАСу и  "Исламскому джихаду" военную помощь: в сектор Газа будет поставляться самое современное оружие


Договоренности, достигнутые в Дохе, стали производным тайных переговоров, которые ХАМАС вел с Тегераном в последний месяц – именно в те дни, когда велись переговоры с ФАТХом о примирении и создании "правительства национального единства". 


DEBKAfile также сообщает: 14 мая, когда в Лондоне состоялась встреча Джона Керри с главой администрации ПА Абу Мазеном, госсекретарю США было известно о тайных переговорах между ХАМАСом и Тегераном, но он предпочел не поднимать этот вопрос.


from Израиль: лица и факты http://ift.tt/1mmsPBB

Ads