Поиск по этому блогу

Об антисемитах. С любовью…

Я.Ю.Попелянский

Размышления об антисемитах.
С любовью…

Издание второе,
дополненное и переработанное

Рецензенты: А.Л.Литвин, д.и.н., профессор, зав.каф.историографии КГУ;А.Л.Смышляев, ст.научный сотрудник института социальных и гуманитарных знаний им. Дж.Сороса.

 В предлагаемой вниманию читателей книге содержится много полезного материала для нравственного самосовершенствования различных слоев общества, охваченного в настоящее время межнациональными конфликтами. Стремление автора подойти к проблеме с максимальной объективностью делает книгу интересной и содержательной, призывая задуматься над рядом серьезных проблем. Книга, адресованная самой широкой читательской аудитории, была написана руководителем Всероссийского центра вертеброневрологии, заслуженным деятелем науки РФ, почетным академиком Евро-Азиатской Академии медицинских наук. В ней проблема межнациональных отношений рассматривается с позиции невролога (глава 7). В остальном же в разножанровой манере излагаются и анализируются факты антисемитизма с позиций не только биологических, но и общественно-исторических.
 Признавая агрессивный национализм как форму национальной, религиозной и социальной нетерпимости, автор приводит доказательство того, что антисемитизм - особая форма ( а не просто одна из форм) национализма, характеризующаяся "навязанным извне извращенным восприятием образа еврея, призывающая к уничтожению всего этноса и таящая, подобно атомному оружию, опасность перерастания Холокоста локального во всечеловеческий".





Памяти отца посвящаю
Дорогие читатели! Оставляя за скобками ваши положительные отзывы на первое издание, выражаю особую признательность за замечания критические. Они побуждают к дальнейшему объяснению с вами. Кроме того, со времени подготовки к изданию и публикации книги, значительно активизировалась литературная, особенно публицистическая активность по еврейскому вопросу. Поэтому часть информации первого издания во втором издании может быть опущена, как ставшая общеизвестной.
  Тираж первого издания был крошечным (1000 экз.), он быстро исчез с полок магазинов, а запросы поступают. Так как книга больше не об антисемитизме, а об антисемитах, мы попытались расширить соответствующие материалы, особенно в аспектах биологических, медицинских.
 Что же касается квинтэссенции самого антисемитизма, то самое лапидарное, почти математически точное изложение известных его черт представлено на одной странице романа Василия Гроссмана "Жизнь и Судьба". Так как они изложены, хотя и тезисно, но всеобъемлеще, они отражают и содержание многих дополнений, которые предлагались в некоторых письмах. Отдельные рекомендации читателей использованы, и за них автор сердечно признателен.
 В проблеме межнациональных отношений требуется высокая ответственность любого духовного движения, особенно в это судьбоносное десятилетие. Ни одна из современнейших политологических, психологических или философских конструкций не способна пока прогнозировать предстоящее развитие межнациональных отношений. Уж сколько раз твердили миру, сколько раз подобные теории подвергались воздействию ушата холодной воды со стороны текущей практики жизни!
  Не будь у автора собственного (неврологического) бельведера, с которого он решился наблюдать обсуждаемое явление - антисемитизм, вряд ли и решился бы садиться в эти сани. Надо ли говорить, что он не претендует на "истину в последней инстанции". Книга называется "Размышления…" Они не конспективная подытоживающая логика, они всегда "обо всем". Если, однако, выделить основные наши мысли по данной проблеме, они следующие.
1. Какой бы ни была характерологическая и приобретенная историческая окраска народа, она не "специфична". Этнос состоит из людей вида homo sapiens, а точнее "человек общающийся". В этом смысле все народы равны перед лицом диалогов. Никакой специфики ни у какого народа нет. Нет ее и у евреев.
1а. Случилось так, что у одного семитского (еврейского) племени с неплохим генетическим материалом сложились неблагоприятные исторические условия для государственного пути - цикла цивилизации от начала формирования и до редукции - 1000-1500 лет. Народ вынужден был жить и натренироваться в рассеянии. Это затормозило движение по указанному жизненному пути: евреям удалось пройти путь в 3,5 тыс. лет, но, как люди общающиеся - какими были, такими и остались - ничего специфического.
2. Потребность продуктивного общения во взаимоотношениях с природой - нормальная черта человека общающегося. Хищническая потребность отдельных индивидов враждовать и убивать - ненормальное, специфически атавистическое состояние, подобное наркотическому. Для человеческого общества его проявления деструктивны, общественно нетерпимы. Таков злокачественно агрессивный национализм и его самая опасная форма - антисемитизм. Он, как и атомная опасность, и наркотики, и спид грозит человечеству перерастанием локального холокоста во всечеловеческий.
2а. В формировании антисемитизма, его врожденных и приобретенных черт, важную роль играют специфические особенности восприятия образа "чужого" этноса. В изучении извращенного восприятия антисемитов целесообразно воспользоваться и моделью поражения тех отделов коры мозга, которые ответственны за восприятие образов.
3.Так как в обществе общающихся людей антисемитизм - явление специфически-атавистическое и содержит опасность, подобную атомной или наркотической, это явление требует и специфической юридической оценки. И специфической нацеленности культуры всех наций и конфессий на мирное сосуществование и расцвет.
 В еврейском народе, как и в других народах, в сфере общения людей нет ничего деструктивного, но так как на него направлено специфическое жало антисемитизма, от евреев требуется особая бдительность. Великий З.Жаботинский говорил, что каждый народ имеет право на своих подлецов. Это спорно. В современном мире еврей такого морального права не имеет. Все человечество должно совершенствоваться. Но еврей, в порядке защиты от антисемитизма, должен совершенствоваться особенно активно. Он не должен быть своим примером рассадником антисемитизма. Этому должны способствовать все средства национальной культуры.
 Если наша книга хотя бы в малой степени станет стимулом для совместных размышлений, попыток движения от незнания к некоторому знанию, от нравственной темноты к брезжущему свету, автор сочтет оправдавшимися свои надежды и усилия.


 По ходу приобретения жизненного опыта каждый из нас примыкает к одному из двух родов людей: дьявольских (конечно, в кавычках) или богоподобных.
 Первые застревают на юношеском негативизме, упрямо остаются в цепях гордыни. Они уже в 18 лет утверждают, что все поняли, а уж в 50 - не подступись к ним. Они уже белые или красные и "кто не с нами - тот против нас". Только "друг" или только "враг". Они перебивают твою речь уже на первой твоей фразе. В старости они кончают одиночеством, тюремным или просто сердечным (независимо от общественного положения). Сами не знают счастья, не живут и не дают жить другим.
Вторые научаются слушать собеседника, серьезную книгу, реальную или художественную природу. Все средства художественного обогащения (релиия, искусство, общественные институты, педагогика, житейский опыт) непрерывно и до старости формируют такой - интеллигентный - характер. Интеллегент - умеющий слушать.
Е.Евтушенко в образе гармониста взывает к толпе:
"Граждане, послушайте меня.."  Граждане… не хочут его слушать.
Пожалуйста, читатель.
Много сказано, много написано об антисемитизме. Зачем еще одна книга?. Разве затем, что ее автор врач. Однако, писали об антисемитизме и врачи, особенно психиатры. Писали специалисты многих профилей: и этнологи, и богословы, и политологи, и философы. Писали лица различных верований и национальностей. Вот вам расхожее мнение об антисемитах (заметьте, расхожее, как бы с точкой над i ).
 Нас не любят большинство неевреев (гоев), от прощелыг и пьяниц до Шевченко, Вагнера и Менделеева. Ну и что? Лишь бы были лойяльны. А вы сами всех любите? То-то. Не только всех гоев, но и тех евреев, из которых и через два поколения нельзя вынуть местечко! Надо понять наших недоброжелателей. Изменить что-либо очередной публикацией все равно невозможно. Не только антисемитов, но и любого насильника, завистника, скрытого или явного, не изменишь. Из волка не сделаешь ягненка, из хама не сделаешь пана.
 Не все спорно или примитивно в подобном суждении. Прислушаемся и к нему. Уже, исходя из него, целесообразно работать на лояльность к еврейскому народу. Целесообразно выяснять, каковы тенденции и резервы оттачивания возможностей межнациональных приспособлений и примирений. Ну, а если работать, можно ли понять суть межнациональной проблемы, ограничившись шорами одной национальности, только ее интересами? Можно ли их понять без учета интересов международного сообщества, без понимания объективных про-цессов в обществе планеты и не только нашей планеты? Мы - часть ноосферы. Поэтому любой новый позитивный подход к проблеме оправдан.
 В этой книге мы стремились, во-первых, участвовать в попытках ответить на вопрос: кто они - антисемиты? Правда ли, что среди них встречаются и выдающиеся личности? В чем специфика антисемитизма? А сами евреи - заложена ли в них специфика, возбуждающая антисемитизм?
 В этой книге мы стремились, во-вторых, поставить вопрос о новом - биологическом - подходе к проблеме. Присоединяясь к мнению об особой специфике антисемитизма( в отличие от других видов национализма), пытаясь понять его общественно-исторические корни, мы сосредоточились и на факторе человеческом, личностном. Мы ставили вопрос о значении врожденных и приобретенных особенностей нервной деятельности, о функциональных возможностях мозга антисемитов в сфере восприятия и исполнительной активности.
 Все эти вопросы многофакторны, почему и не можем обещать читателю ни легкого чтения, ни односложных ответов на "категорические" вопросы. За исключением одного. Лукавые политики часто утверждают, что не могут (сказали бы они - опасаются) разрешить юридические проблемы нацизма и антисемитизма из-за отсутствия определения этих понятий. Мы считаем, что в предлагаемой читателю книге определение антисемитизма есть, оно предложено для обсуждения.
 Книга обращена в одинаковой степени к евреям и неевреям (включая антисемитов) и призывает их к участию в соответствующих раздумьях, к соучастию в диагностическом процессе. Книга эта - раздумья. А они протекают не в очерченных границах исторического или медицинского исследования или публицистики. Первый доставленный читателю дискомфорт смешано-жанровый. О соответствующей неудовлетворенности говорили некоторые читатели первого издания : нет четко прогнозируемой судьбы антисемитизма..
Не только ему, грешному автору, но и пророку какому-нибудь не светит образ ясно очерченного будущего. Уж какая там определенность образа в проблеме, в которой тысячелетиями роились неожиданности катастроф в судьбах личностей и народов, в ситуациях, в которых ни конфессии, ни нации, ни партии внутри этих общностей не могут добиться конвергенции! При попытках же сближения то здесь, то там взрываются маргинальные и фундаменталистические оппозиции, превращающие занимающийся день в очередную кромешную ночь. Кажется, любая логическая структура не в состоянии выдержать эти бури. Если художник И.Н.Крамской посадил Христа для размышлений на камень в пустыне, нас с вами, читатель, судьба поместила в поток Броуновского брожения. Размышления в бурном потоке, а вернее - у пропасти национали-стического, атомного и другого самосожжения.
 И все же, оставаясь в жанре размышлений, автор позволил себе в данном - втором - выпуске книги дополнительную главку, как "Заключение". Это конструкция, сложившаяся по ходу размышлений, диалога с Вами и с живой дейст-вительностью.
 О втором дискомфорте, доставленном читателю, автор узнал после откликов на первое издание.
 Оказывается, россиянину представляются бестактными все эпизоды и рассуждения по поводу националистической конкретики. О русском или ином шовинизме вообще - это-де можно, не коробит, а о конкретных проявлениях, скажем в России или национальных автономиях - осторожнее, обстановка и так накалена; о непривлекательных персонажах - евреях - не надо, это же исключения! Не надо, не надо, это опасно. Так считалось в течение 3/4 столетия в "совковом" ханжестве. Помнится, вместо "татарка" говорилось смущенно - "татарочка". Это уменьшительно-ласкательное обозначение должно было извинить тебя, ты-де употребил это слово не в ругательном, а доброжелательном смысле…. Точно также говорилось "евреечка". Когда раздавались призывы к мордованию евреев, пользовались не этим определением народа, а эвфемизмами: космополиты, сионистские наймиты. Вот и теперь предлагалось мне взамен включить в рукопись общепринятые примеры достойных людей любой национальности, примеры межнациональных дружб или фашистских зверств. Об этом, однако, написано или напишут лучше меня. И тогда бы - зачем эта книга? С позиции автора это - диагностические раздумья с общепринятых позиций и, видимо, с некоторым расширением поля с позиций неврологических. Крупный терапевт F.Volhard провозгласил: впереди лечения Боги поставили диагноз.

"…я был и остаюсь евреем
-поляк, потому что мне нравится быть поляком…
Я - поляк, потому что в Польше я родился, вырос, учился,
Потому что в Польше узнал счастье и горе…Я поляк еще 
потому, что береза и ветла мне ближе, чем пальма или
кипарис, а Мицкевич и Шопен дороже, нежели Шекспир и Бетховен…
Я слышу голоса: "Хорошо. Но если Вы поляк, почему Вы пишете "Мы - евреи"? Отвечу:
"Из-за крови"- "Стало быть расизм"? Нет, отнюдь не
расизм. Наоборот. Бывает двоякая кровь: та, что течет в
жилах и та, что течет из жил"
Юлиан Тувим

Ads