Поиск по этому блогу

72 часа после войны: облако рассеялось – «Железный купол» остался



Восьмидневная антитеррористическая операция осталась позади, но страсти по-прежнему бушуют.  Это нормально. Мне тоже потребовалось почти трое суток, чтобы перестать путать сирену «скорой» с сигналом воздушной тревоги, вздрагивать при каждом хлопке за окном, а к вечеру судорожно планировать, как вытащить пожилую маму в подъезд: спуститься в подвал она не успеет, к тому же собственно подвала в нашем доме нет – завален рухлядью.


Мама до сих пор понятия не имеет, на какие «конференции», «выставки» и «интервью» я ездила в те восемь дней. Единственное, что ей известно: все «мероприятия», ход которых я освещала, состоялись на севере Израиля – вне зоны ракетных обстрелов. Точно так же во Вторую ливанскую, когда я курсировала между «государством Тель-Авив» и Галилеей, маме было известно, что я готовлю репортажи с учительских конференций в Ашдоде и Ашкелоне.

Душевное равновесие самых родных, самых дорогих нам людей - превыше правды. В периоды войн мне приходится прибегать к «белой лжи».

Но самой себе не соврешь. На сей раз правда такова: в первый день операции, когда сирена взвыла на шоссе, ведущем в Кирьят-Малахи, я одновременно с тремя мужчинами-водителями выскочила из-за руля и к несказанному своему удивлению обнаружила, что на дорогах укрыться от ракет негде. 


Распластывайся на асфальте, сколько угодно – хоть справа от машины, хоть слева, а хоть и лезь под кузов – меры предосторожности чисто  психологического свойства («прикрой голову руками») жизнь тебе не спасут. Ракета может угодить прямо в автомобиль или разорваться неподалеку. И если сила взрывной волны изуродовала сотни зданий, стоящих в солидном отдалении от тех домов, в которые угодили «грады» и «фаджеры», что уж говорить о растянувшемся на асфальте водителе, «прикрывшем» руками самую бесценную (каждый выбирает для себя!) часть тела.


Я не стала играть в эти детские игры. Где могла – фотографировала перехват ракет. А в тех случаях, когда камера оставалась нерасчехленной в машине, валялась на асфальте, тихо матерясь по поводу собственной нерасторопности.

Удавалось ли в такие минуты сохранять хладнокровие? Однозначно: да! Владел ли всем моим существом какой-то темный, не поддающийся контролю, рвущийся из недр подсознания страх? Переадресую этот риторический вопрос жителям Беэр-Шевы, Ашкелона, Ашдода, Сдерота, мошава Нетив а-Асара и десятков других городов и поселков  в зоне ракетных обстрелов.

По словам Андрея Белгородского, врача-психиатра ашкелонской больницы «Барзилай», наши с вами реакции на грозящую жизни опасность не просто оправданы, но и жизненно (в прямом смысле слова!) важны. 


В то же время натуропат и клинический гербалист Лилия Головатая из Ашдода считает, что впоследствии пережитые нами стрессы могут отразиться на здоровье. Подтверждением мнений обоих специалистов является Сдерот: многие горожане состоят на учете в психиатрических диспансерах, а здоровье других основательно подорвано.

Но не о здоровье нации сейчас речь. Речь о многократно большем - о жизни!

В Ашкелоне, когда казалось, что меня вот-вот укокошит 122-миллиметровый «град» на бесконечно длинной улице, ведущей от больницы «Барзилай» в направлении жилого дома, в который утром того дня попала ракета, жизнь мне (а заодно толпе горожан) спас «Железный купол».  Укрыться было негде: по правую руку – сетчатый металлический  забор, слева – широкая проезжая часть. 


До ближайшего дома на противоположной стороне – метров сто. 

К тому же дома – частные. Поди знай, впустят хозяева случайного прохожего или нет.

Вой сирены не смолкал, но за каждым сигналом тревоги следовали двойные хлопки: первый – запуск антиракеты из батареи «Железный купол», второй – перехват и уничтожение смертоносного «града» в бездонно синем небе (в тот день оно было испещрено белыми следами ракет и перехватчиков).


Единственная реальная опасность - падение осколков  на голову таких же нарушителей правил поведения во время ракетных обстрелов, как я.


Впрочем, и в Ашкелоне, и в Ашдоде, и в Кирьят-Малахи я видела не так уж много потенциальных самоубийц – разве что полицейские, военные из Службы тыла, сотрудники служб спасения, медики да иностранные журналисты, впрочем, работавшие, как и во время Второй ливанской, в бронежилетах и касках.


Сегодня, спустя почти трое суток после окончания антитеррористической операции, я даже представить не могу, что творилось бы на кладбищах наших городов, если бы не гениальная придумка полковника ВВС, доктора Дани Гольда и специалистов израильского хай-тека. Только те из нас, кто постоянно находился в зоне  ракетных обстрелов, сознают, сколько было бы жертв, не изобрети наши хайтекисты самый настоящий (название – в точку!) «Железный купол».


Вот что писала о нем газета Time 19 ноября, на пике операции: «Военные любят похваляться тем, как та или иная приглянувшаяся им технология, которую проталкивает их компания или страна, меняет «правила игры». В последние дни боевой дебют израильского «Железного купола» стал тем редким случаем, когда с подобным заявлением можно выступить на абсолютно законных основаниях. «Железный купол» уничтожает порядка 90% (позднее эта цифра снизится до 85% - Е.К.) баллистических ракет, которые ХАМАС выпускает по Израилю».

Газета цитирует офицера ЦАХАЛа, ответственного за использование одной из батарей «Железного купола»: «Система противоракетной обороны не имеет прецедентов за всю историю… Сам факт почти полного отсутствия в Израиле жертв ракетных обстрелов свидетельствует о том, что «Железный купол» является самым эффективным и проверенным средством противоракетной обороны из всех когда-либо существовавших во всем мире».

Батарея «Железного купола» состоит из блока радаров и трех пусковых установок, каждая из которых оснащена 20-ю ракетами-перехватчиками «Тамир»: правила игры действительно изменились, подчеркивает Time. Отныне «война на истощение» переместилась в воздух, и ее исход зависит от того, у какой из сторон раньше иссякнет запас ракет.

Военный обозреватель Time подробно описывает, каким образом благодаря «Железному куполу» изменились правила игры.

Первое и главное - система ПРО спасает жизнь тысяч и тысяч мирных граждан, а именно она – человеческая жизнь является, с еврейской точки зрения, наивысшей ценностью.


Во-вторых, перехват ракет в воздухе многократно снижает материальный ущерб: на порядок меньше прямых попаданий в жилые дома, здания предприятий, стратегически важные объекты инфраструктуры, автодороги, коммунальные службы и (вспомним операцию «Литой свинец») – в строения на армейских базах.


В-третьих, благодаря перехвату выпущенных врагом ракет политическое руководство и военное командование Израиля получили дополнительное время для того, чтобы более тщательно спланировать свои действия, в том числе и на международной арене. «Если бы мы не располагали «Железным куполом» и 1000 ракет, выпущенных ХАМАСом по Израилю в первые дни операции, взорвались в наших городах и населенных пунктах,  тысячи людей были бы убиты, - сказал в интервью Time представитель нашего армейского командования. – В этом случае нам пришлось бы прибегнуть к совершенно иным мерам, прежде всего – к наземной операции и тогда – уже после того как ВВС ЦАХАЛа частично уничтожили ракетные арсеналы Хамастана – тысячи гражданских лиц были бы убиты в секторе Газа». Что уж говорить о прекраснодушной международной общественности: она  сходу подняла бы шумиху, сформировала новую «комиссию Голдстоуна» и обвинила Израиль в «военных преступлениях», добавим мы.

Далее израильский офицер, имя которого хранится в редакции Time, детально разъяснил причину, по которой я (от фактов не уйдешь) промчалась из Ашкелона до Бат-Яма на скорости 120-135 км/час и – конечно же! – была сфотографирована десятками установленных вдоль шоссе камер, исполняющих обязанности сотрудников дорожной полиции. «Железный купол» в доли секунды рассчитывает траекторию полета и примерное место падения «града» или иранского «фаджера». Если ясно, что ракета взорвется на открытой местности, ЦАХАЛ не тратит на нее крайне дорогостоящий (порядка 50.000-100.000 долларов) «Тамир».

Обидно ли мне (и многим другим водителям), что на нашу защиту ЦАХАЛ не раскошелился?


Честно? Нет! Потому что если принять во внимание психологический эффект «Железного купола» - черт с ними, со штрафами, оплатить которые сможет разве что Рокфеллер.  Психологический эффект беспрецедентного изобретения израильского хай-тека - сродни взрыву в Газе атомной бомбы или удара по иранским ядерным объектам. Как пишет Time, «Железный купол» полностью деморализовал врага: все усилия боевиков, тщательно спрятавших в жилых домах, школах и мечетях тысячи и тысячи ракет, пошли насмарку, как, впрочем, и старания самих «ракетчиков», скрывающихся за широкими спинами женщин и детей. Стреляли (за исключением тех 15%, которые «Купол» пока не перехватывает) – вхолостую! И истеричные вопли главарей ХАМАСа относительно своей «победы» лишь на том основании, что «борцам за освобождение Палестины» якобы удалось выпустить пару ракет по Тель-Авиву и Иерусалиму, - это всего лишь жалкая попытка поддержать мораль ошалевших от собственного бессилия и унижения боевиков. Жалкая и - глупая!  

Мир, возможно, оглох от визга «обездоленных палестинцев», но пока не ослеп. И если во время Второй ливанской террористы «Хизбаллы» выпустили по северу нашей страны порядка 4000 ракет (44 мирных жителя Израиля погибли), то сейчас за восемь дней по нашей территории пульнули 1506-ю ракетами, но…  875 из них упали на той самой «открытой» местности, с которой мне и другим водителям чудом удалось вовремя унести колеса. 58 ракет взорвались в застроенных районах, причинив ущерб более чем 1000 (тысяче!) жилых домов и хозяйственных построек (страшно представить, во что превратился бы Негев, не будь у нас «Купола», - Ашкелон и Беэр-Шева наверняка стали бы похожими на руины двух десятков еврейских поселений, снесенных правительством Шарона с лица земли в Гуш-Катифе).


По данным армейской пресс-службы, 421 ракета, долетевшая до Израиля,  была перехвачена и уничтожена батареей «Железный купол». Шесть человек (в их числе двое военнослужащих) погибли. Мы никогда не забудем 56-летнего Аарона Смаджу, 24-летнего Ицика Амсалема, 26-летнюю Миру Шерф, 18-летнего младшего сержанта Йосефа Партока и 29-летнего лейтенанта-репатрианта Бориса Ярмольника. Не забудем - и врагу убийство не простим.

Что же касается нас, пары миллионов спасенных «Железным Куполом» и спасшихся от 58  ракет благодаря неукоснительному исполнению указаний Службы тыла… Войдите в англоязычный поисковик компании Google и наберите ключевые слова "Iron dome". А дальше – давайте думать вместе, кто кого обскакал и с каким «счетом».


from Израиль: лица и факты http://israelfacesplaces.blogspot.com/2012/11/72.html

Ads