Поиск по этому блогу

Превратится ли Египет в Сирию?


6 июля населенные пункты в северной части Голан огласил вой сирены. Взрывов за предупредительным сигналом, впрочем, не последовало: ложная тревога.

Более чутко стали прислушиваться к доносящимся с улицы звукам жители Эйлата, Беэр-Шевы, Ашкелона и Ашдода. И хотя Израиль по-прежнему остается островком стабильности в регионе, пылающем в огне «арабской весны», уверенности в завтрашнем дне эскалация на севере и на юге не прибавляет.

Что касается Сирии, то там подпитываемый Ираном режим Асада продолжает яростно отбиваться от бойцов «армии свободы» и примкнувших к ним джихадистов, включая боевиков «Аль-Каиды», группировки которых – на фоне массового бегства наблюдателей международных сил ООН - вплотную придвинулись на Голанах к забору и израильским населенным пунктам.  

Не менее тревожная ситуация сложилась на южной границе Израиля. 4 июля, на другой день после смещения Мохаммеда Мурси с президентского поста, исламисты-бедуины, под контролем которых находится начиненный взрывчаткой и напичканный оружием Синай, заявили о создании на полуострове «военного совета», готового до последней капли крови бороться за реставрацию режима «братвы». На площади в Каире выпущенный военными из-под ареста Мохаммед Бадия, высокопоставленный представитель «Братства», заявил, что главное оружие египетских исламистов – это люди, и они – миллионы людей! – будут бороться за возращение Мурси в президентский дворец. 

От Каира до Синая – более 500 километров. Своя рубашка ближе к телу: восстание исламистов на Синае угрожает Израилю гораздо больше, чем волнения «мурсионеров» в Каире.    

4 июля жители Эйлата явственно слышали хлопки взрывов, но на другое утро никаких ракет или осколков в горах вокруг города обнаружено не было. Ложная тревога.       

5 июля исламисты атаковали и захватили блокпост в провинции Северный Синай, убив одного солдата и ранив еще двоих. 6 июля в районе морского порта Эль-Ариш джихадисты  застрелили коптского священника. В ответ египетская армия ввела комендантский час в Шейх-Зовейде и Рафиахе.

Почему именно в Рафиахе, разделенном границей на две части – египетскую и хамасовскую? Да оттого что это деление весьма условно! Под землей – невзирая на то, что только в последние недели египетская армия разрушила порядка 40 тоннелей – остаются еще сотни коридоров с особо укрепленными сводами. И на сей раз ракеты и оружие по этим тоннелям будут переправлять не боевикам ХАМАСа в Газу, а из «Хамастана» - исламистам на Синай.

С момента антифундаменталистского (не путать с военным!) переворота в Египте минула неделя. По состоянию на 7 июля, число погибших в ходе столкновений между активистами «Мусульманского братства» и их противниками – светскими египтянами и умеренными мусульманами, с лагерем которых солидаризировалась армия, дошло до 30-ти. Но оснований назвать эти столкновения гражданской войной пока нет. Для сравнения: 6 июля в одной только школе в северной части Нигерии исламисты убили 42 человека.  

Удастся ли египетской армии эффективно, не упустив инициативу, взять ситуацию под контроль и не допустить кровопролития? И перерастут ли столкновения «братвы» с противниками режима Мурси в такую же братоубийственную войну, как в Сирии?

Чтобы получить хотя бы частичный ответ на эти вопросы, обратимся к фактам.

Режиму исламистов указали на дверь: хроника кризиса


Пока политологи и аналитики состязаются в предсказаниях по поводу того, что ожидает Страну пирамид после свержения Мурси, египетский еженедельник «Аль-Ахрам» предлагает читателям взглянуть изнутри на драму последних дней.

В первую годовщину своей инаугурации, пишет Дина Эззат, первый президент Египта, избранный демократическим путем, столкнулся с беспрецедентными по масштабам демонстрациями, миллионы участников которых выдвинули одно-единственное требование: «Мурси – out». Порой казалось, что все египтяне – от мала до велика - вышли на улицы, чтобы потребовать отставки Мурси.

Масштаб общенациональных протестов, вспыхнувших 30 июня, сбил с толку не только  руководство «Мусульманских братьев», но и Запад, не в последнюю очередь - Вашингтон. Зимой 2011 года, напомню, президент Обама одобрительно отнесся к первой египетской революции, казавшейся ему предвестником демократизации Египта, а затем и к падению режима президента Мубарака. Год назад Обама с нескрываемым восторгом приветствовал избрание Мурси, а затем еще 12 месяцев – в соответствии с Кемп-Дэвидскими соглашениями, гарантом которых являются США,  - поддерживал режим «Мусульманских братьев» как материально, так и морально, восхваляя в своих публичных выступлениях исламистскую «демократизацию», впрочем, обернувшуюся для светских египтян принуждением к исполнению законов шариата. Ближе к 3 июля, когда количество демонстрантов на площади Тахрир стало зашкаливать, Белый дом смущенно приумолк.   

Массовые протесты, в которых, по оценкам армейского командования, приняли участие более 17 миллионов египтян, сопровождались открытым проявлением симпатии к вооруженным силам, пишет «Аль-Ахрам». Сдержанно солидаризировались с демонстрантами также шейх Аль-Азхара и патриарх коптской церкви.

Один из участников протестов - Ахмед, 30-летний бухгалтер из Каира, сказал в интервью еженедельнику: «Мне не требовался чей-то совет, чтобы присоединиться к демонстрантам. Я никогда – ни в преддверии январской революции 2011 года, ни после нее - не участвовал в протестах, но сейчас я это сделал, потому что так продолжаться дальше не может. Минувшей ночью я простоял 5 часов в очереди за бензином для своей машины - и это только верхушка айсберга наших проблем».

Аналогичные чувства – горечь, разочарование и гнев - двигали миллионами демонстрантов, собравшихся у президентского дворца. Преобладали жалобы на ухудшение условий жизни, но звучала также озабоченность по поводу резкого ограничения всех гражданских свобод, особенно свободы слова.

Вот как квалифицировал сложившуюся в Египте ситуацию бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр в статье, опубликованной 7 июля в газете Guardian: «Братья-мусульмане» не смогли превратиться из оппозиционного движения в правительство. Экономика страны в катастрофическом состоянии. Нет элементарного правопорядка. Никакие службы не  функционируют должным образом, хотя отдельные министры сделали все возможное, чтобы наладить управление. Несколько недель назад я встретился с министром туризма, предложившим разумный план возрождения туристической отрасли Египта. Несколько дней назад он ушел в отставку из-за того, что президент совершил чудовищный шаг, назначив на пост губернатора Луксора (ключевой туристической провинции) выдвиженца, который был связан с группировкой, ответственной за худший в истории Египта теракт в Луксоре в 1997 году, когда погибли более 60 туристов».

Еженедельник «Аль-Ахрам» со ссылкой на информированные источники свидетельствует: на пике многомиллионных демонстраций Мурси, скрывавшийся в одном из помещений  египетской разведки, был уверен в том, что на улицы вышли всего несколько десятков тысяч египтян, причем все они - сторонники свергнутого президента Хосни Мубарака.

«Он не просто спорил, он в это действительно верил, - пишет автор. - Когда ему показали снимки, сделанные на площади Тахрир, он заявил, что это подделка».

Руководство «Братьев-мусульман» тем временем продолжало утверждать, что их режим легитимен, а число демонстрантов ничего не значит.

«Закон на нашей стороне. Люди имеют право выражать свое мнение, но это не меняет дела»!» - заявил Собхи Салех, один из высших руководителей «Братства».

Армейские генералы - 50 представителей высшего командования -  предъявили «всем сторонам, заинтересованным в исполнении воли народа», 48-часовой ультиматум, единственной целью которого было заставить Мурси удовлетворить призыв «низов» к проведению досрочных президентских выборов. Узнав об ультиматуме, президент, по словам другого информированного источника, «пришел в ярость».

Ярость Мурси разделило подавляющее большинство лидеров «Братства».

«Мы сделали это не просто так. Мурси – законно избранный президент, а предъявление армией ультиматума – это военный переворот и пощечина закону, - сказал член «Мусульманского братства» Хамди Хасан. – Если Мурси примет условия ультиматума и подаст в отставку, он перечеркнет результаты свободных и честных выборов».

Совершенно иного мнения придерживается египетский политолог Рабеб Аль-Махди. Военным переворотом является насильственный захват власти, на который армейское командование пошло в своих интересах, а вовсе не под давлением широкой общественности.  «В 2002 году мы были свидетелями такого переворота в Венесуэле, но масса граждан вышла на улицу и вернула Чавеса на пост президента», - напомнил он.

Рабеб аль-Махди, один из самых страстных противников режима Мубарака, настаивает на том, что «на сей раз устремления египетских военных целиком и полностью основывались  на воле народа».

«Демократия впервые заявила о себе, когда Мурси был избран, - сказал аль-Махди, - и заявила о себе повторно, когда массы людей вышли на улицы, чтобы потребовать отставки Мурси».

Источник в командовании египетских вооруженных сил сказал корреспонденту еженедельника «Аль-Ахрам», что Абдель-Фаттах Аль-Сиси, назначенный Мурси менее года назад главнокомандующим вместо Хусейна Тантауи, отклонил поддержанное администрацией Белого дома предложение «Мусульманских братьев» относительно своего назначения на пост премьер-министра при условии, что Мурси останется  «символическим президентом».

«Он очень ясно сказал, что никакого военного правления не будет, - цитирует газета источник в командовании вооруженных сил. - Аль-Сиси также отклонил все предложения относительно назначения военного премьер-министра с расширенными полномочиями».

По словам того же источника, на другой день после предъявления ультиматума Мурси был близок к тому, чтобы передать свои полномочия новому премьеру и назначить досрочные президентские выборы в обмен на гарантии собственной безопасности и неприкасаемости  на случай судебных преследований. Но то был всего лишь тактический маневр. Только ради того, чтобы прорваться в телестудию, Мурси сделал вид, будто уступил. В своем выступлении по ТВ он заявил, что останется на президентском посту. «Такова власть закона. Если мы отречемся от законности, наш демократический марш потерпит провал…  и в стране начнутся гражданские беспорядки», - недвусмысленно пригрозил Мурси.

Его заявление потрясло толпу на площади Тахрир.

Стратегия «Мусульманских братьев» была ясна: Мурси хочет убедить международное сообщество, что «законно избранному» президенту угрожает военный переворот. Правительства Запада не жалуют и уж подавно не поощряют военные перевороты - они хотели бы разрешить египетский кризис с помощью дипломатических механизмов. Придали Мурси уверенности и противоречивые сообщения, поступавшие из Вашингтона. Так, CNN передала, что даже если в Египте произойдет «серый переворот», Белый дом будет вынужден приостановить  военную помощь Стране пирамид. Позже Вашингтон опроверг эту информацию.

Пока посольство США в Египте и «Братья-мусульмане» пытались протолкнуть схему, в соответствии с которой до проведения досрочных выборов Мурси останется «символическим президентом», Мурси внезапно ухватился за выдвинутую крайне правой салафитской партией «Аль-Нур» инициативу, которую до этого игнорировал. Правительство национального единства и пересмотр спорных статей Конституции – не такая уж плохая идея, признал Мурси.

Готовность пойти на уступки салафитам - более радикальным, чем «Братство», сторонникам внедрения законов шариата, - Мурси выразил в своей речи в минувший понедельник вечером. Однако толпа на площади Тахрир ответила: «Out

«Мы не принимаем от него никаких предложений. Мы не принимаем его как президента – почетного или любого иного. Он просто должен уйти. Хватит!» - цитирует «Аль-Ахрам» одного из демонстрантов, собравшихся у президентского дворца.

Спустя два дня требование массы неравнодушных граждан (22 миллиона подписали петицию с требованием отставки Мурси - на президентских выборах, напомню, за него  проголосовало почти на 10 миллионов меньше египтян!) было удовлетворено практически без кровопролития. Инициировало петицию светское молодежное движение "Тамарруд" ("Бунт"), появившееся в июне этого года. 

Зимой 2011 года, напомню, массовый протест против режима президента Мубарака тоже был организован отнюдь не «Мусульманскими братьями», просто тогда, на пике волнений, исламисты удачно поймали тремп, а затем, в 2012 году, привели Мурси к власти за счет популистской риторики. Ее, однако, хватило всего на год.

Как пишет в сетевом журнале «Зеркало» израильский профессор Менаше Шауль, режим исламистов в Египте был свергнут народом при поддержке солидаризировавшейся с ним армии, потому что всего за год Мурси допустил все возможные и невозможные ошибки:

- он лишил независимости судебные органы Египта;

- он был обвинен в фальсификации результатов второго тура президентских выборов;
 
-  он постоянно менял собственные решения, например, назначил генерального прокурора – и снял, добился утверждения «конституции», написанной «Мусульманскими братьями», а в своей «прощальной» речи изъявил готовность внести в нее коррективы;

- он «кастрировал» свободу слова.

Впрочем, большинство израильских и западных аналитиков сходятся во мнении, что главной ошибкой Мурси и «Мусульманских братьев» стали непрекращающиеся попытки насаждения в Египте законов шариата.  Вместо того чтобы в авральном порядке заняться оздоровлением экономики и накормить массу бедняков, «братва» закармливала «низы» цитатами из Корана.

В воздухе пахнет войной


Вечером 6 июля «Мусульманские братья» собрались в Каире на демонстрацию с требованием вернуть Мурси на президентский пост. Виновника «торжества» среди участников контр-протеста не наблюдалось: похоже, что его держат под домашним арестом. Задержаны также самые крикливые активисты «Мусульманских братьев».

До сих пор армия и полиция воздерживались от применения силы по отношению к сторонникам «братвы», заполнившим улицы и площади в нескольких городах Египта. Но если провокации продолжатся, смею предположить, что египетские военные призовут «Мусульманских братьев» к порядку: США не случайно тратят баснословные суммы (порядка 1,6 миллиарда долларов в год) на их содержание и вооружают армию самыми новейшими видами вооружений.

Нет, Египет не Сирия. Несмотря на то, что Мурси успел побрататься с Ахмадинежадом, основополагающие госструктуры Страны пирамид, и прежде всего армия, остались прозападными (кто платит – тот и заказывает). И только от этих структур, прежде всего от армии, полиции и пограничной охраны, будет зависеть исход контрреволюционного мятежа до смерти обиженных «братков».   


Напоследок – вместо заумного зубодробительного анализа – приведу один факт: чтобы свергнуть режим Асада, «сирийская армия свободы» умоляет Запад о помощи и  вооруженном вмешательстве. Египетские вооруженные силы регулярно эту помощь  получают. «Свержение Мурси – это крах политического ислама», - сказал Башар Асад, и голос сирийского диктатора, на стороне которого сражаются (и гибнут) террористы  «Хизбаллы», не дрогнул. 


from Израиль: лица и факты http://israelfacesplaces.blogspot.com/2013/07/blog-post.html

Ads